Энергетическое балансирование Европы

Европа переживает идеальный шторм: цены на энергоносители растут, экономический рост сокращается, приближается зима. Кремль использует энергетику как политическое оружие. Мы должны подготовиться к возможному отключению газа, в первую очередь за счет экономии, диверсификации и солидарности между нами. В то же время мы должны ускорить инвестирование в возобновляемые источники энергии и провести глобальную кампанию в поддержку энергоэффективности и энергосбережения, чтобы обеспечить устойчивый доступ к энергоресурсам для всех, оставаясь в пределах «планетарных границ».

Picto quote HR/VP

 

Когда речь заходит об энергетике, Европа сталкивается с дилеммой: ей необходимо найти баланс между краткосрочными целями отучить» себя от российской нефти и газа и пережить зиму) и долгосрочными, суть которых – достижение «углеродной нейтральности» в рамках «Зеленого курса». И ЕС должен убедиться, что его внутренний выбор не противоречит его внешним обязательствам. Нет смысла притворяться, что это можно сделать легко, дешево и без компромиссов. Но это возможно, если мы будем серьезно инвестировать в систему энергосбережения и возобновляемые источники энергии и проявлять солидарность как у себя дома, так и во всем мире.

Краткосрочный императив

Зима приходит каждый год, но нынешняя обещает быть особенной. Существует реальная неопределенность в вопросах, будет ли у ЕС достаточно газа (т.е. объема) и будет ли он доступен (по какой цене). В то время как цены на нефть снизились до уровня, на котором они были в начале войны в Украине, цены на газ более чем в четыре раза превышают цены конца февраля и почти в десять раз – цены, которые были год назад.

Мы знаем причину. Рост цен на энергоносители начался не 24 февраля, однако, как и во многих других вопросах, агрессия России значительно ухудшила ситуацию. Россия использует энергетику как оружие: она уже прекратила или уменьшила поставки в 12 стран-членов ЕС, явно нарушив условия контракта. На прошлой неделе она сократила поставки по газопроводу «Северный поток» до 20% от его обычной мощности. Создавая дефицит и вызывая нервозность на рынке, Россия гарантирует именно тот рост цен, из которого она извлекает выгоду. Мы должны подготовиться ко всем сценариям, включая тот, при котором Россия полностью прекратит поставки в любой момент по своему усмотрению.

Нам уже удалось решить проблему, связанную с общим снижением доли импорта российского газа с 40% в начале года до примерно 20% на сегодняшний день.

Нам уже удалось решить проблему, связанную с общим снижением доли импорта российского газа с 40% в начале года до примерно 20% на сегодняшний день, в основном за счет закупки большего объема сжиженного природного газа, доля которого в потреблении газа удвоилась с 19% до 37%. Мы также достигли прогресса в вопросе закупки большего объема трубопроводного газа из Норвегии, Алжира и Азербайджана. В июле я был сопредседателем Совета по сотрудничеству ЕС-Азербайджан, где мы приветствовали недавнее подписание Меморандума о взаимопонимании по стратегическому партнерству в области энергетики. В долгосрочной перспективе мы можем ожидать большего прогресса в нашем стремлении добиться диверсификации. Но суровая правда в том, что в случае с этой зимой мы приближаемся к предельным показателям тех дополнительных объемов газа, которые мы можем купить из нероссийских источников. Таким образом, основная часть газа должна быть получена за счет экономии энергии, т.е. сокращения спроса.

Сокращение потребления газа в ЕС на 15 %

По оценкам экспертов Bruegel, а также экспертов Комиссии, чтобы выдержать полное прекращение поставок из России, необходимо в целом сократить потребление газа в ЕС на 15%. Конечно, существуют значительные различия между странами ЕС в том, насколько высок для них риск прекращения поставок из России и насколько они уязвимы в этом вопросе. 26 июля Совет ЕС принял важный комплекс мер. Его главный пункт – общая цель по экономии газа в размере 15%. Но при этом будут учитываться различные обстоятельства в той или иной стране, например, степень развития инфраструктуры, соединяющей отдельные государства с их соседями, и прикладываемые усилия. Пока это добровольная цель, но если обстоятельства того потребуют, страны-члены ЕС могут принять решение, согласно которому экономия станет обязательной.

По сути, речь идет о том, как мы можем подготовиться к суровой зиме и обеспечить нашу солидарность, разделяя между нами риски и ресурсы. Нам необходимо развивать реальный Энергетический Союз.

По сути, речь идет о том, как мы можем подготовиться к суровой зиме и обеспечить нашу солидарность, разделяя между нами риски и ресурсы. Для нас, европейцев, это знакомая дискуссия: мы прошли похожий путь в начале пандемии. Сперва тенденция заключалась том, что каждая страна действовала в одиночку, но затем, совершенно правильно и успешно, страны ЕС сделали выбор в пользу совместных закупок вакцин, что гарантировало всем гражданам Европейского Союза равный доступ к жизненно важным вакцинам.

После того как Россия аннексировала Крым, мы должны были, но не стали развивать настоящий энергетический союз ЕС, основанный на диверсификации для снижения зависимости от России и инвестировании в энергоэффективность и местные возобновляемые источники энергии, которые не наносят ущерба климату. На этот раз ставки еще выше: мы не можем позволить себе повторить ту же ошибку.

Общая картина

Пока мы в Европе размышляем над своими энергетическими дилеммами и сосредотачиваем внимание на вопросах экономии, мы должны помнить, что для подавляющего большинства человечества проблема заключается в том, как получить больше энергии: по данным Международного Энергетического Агентства, у 600 миллионов африканцев нет надежного источника электроэнергии. Демографические и экономические тенденции ясно показывают, что нам необходимо значительно ускорить процесс повышения энергоэффективности и увеличить использование возобновляемых источников энергии, чтобы удовлетворить растущие потребности в энергии во всем мире и в то же время избежать резкого изменения климата. Это то, чем занимается энергетическая и климатическая дипломатия ЕС на протяжении многих лет: установление долгосрочных партнерских отношений, с инвестициями, технологиями и финансированием. Среди хорогих примеров – наша перспективная работа по созданию энергетических партнерств Just Transition сначала с ЮАР, а затем и с другими странами.

Несмотря на наши краткосрочные потребности в ископаемом топливе для частичного замещения поставок из России, мы никоим образом не поощряем глобальное «возрождение» ископаемого топлива.

Несмотря на наши краткосрочные потребности в ископаемом топливе для частичного замещения поставок из России, мы никоим образом не поощряем глобальное «возрождение» ископаемого топлива. В особенности нам нужно не допустить того, чтобы производители ископаемого топлива столкнулись с усугублением проблемы так называемых «блокированных активов». Именно поэтому мы также работаем с нашими партнерами над производством и торговлей чистым водородом. У него большой потенциал стать новым важным источником энергии, и некоторые из существующих элементов инфраструктуры, в том числе трубопроводы, могут быть использованы повторно. Это один из приоритетов в соответствии со стратегией ЕС в отношениях со странами Персидского залива, которую мы приняли в мае. Значительная часть альтернативных потребностей ЕС в газе может быть удовлетворена просто за счет лучшего управления нефтегазодобывающими и транзитными объектами, где, по оценкам МЭА, более 50 млрд. куб. м газа теряется в результате утечек, сжигания или выброса в атмосферу. Это примерно тот объем, который нам необходим для того, чтобы компенсировать возможное отключение российского газа. Это также принесет значительную пользу климату.

Лучшая энергия из всех – та, которая вам не нужна

Но в основном все же верно, что лучшая энергия из всех – та, которая вам не нужна. Вот почему экономия энергии и повышение энергоэффективности должны быть в приоритете, чего они давно заслуживают. Мы в ЕС приступаем к серьезной работе по снижению спроса. Комиссия предложила повысить обязательный целевой показатель энергоэффективности до 13% к 2030 году, наряду с дополнительными мерами по энергосбережению на промышленных предприятиях, в зданиях и на других объектах.

Это необходимо для того, чтобы пережить следующую зиму, но это также даст нам необходимые компетенции для того, чтобы привлечь внимание международного сообщества и начать глобальное движение за энергосбережение и энергоэффективность в преддверии Генеральной Ассамблеи ООН и Конференции ООН по изменению климата (COP27) в Каире. Мы можем почерпнуть вдохновение из «Метанового обещания», настоящего достижения климатической дипломатии Европейского Союза: ЕС предложил его, США стали нашими партнерами, и в итоге 110 стран подписали его, что представляет 70% мировой экономики. Нам нужна аналогичная глобальная кампания по энергоэффективности и энергосбережению, и в ближайшие месяцы я буду прилагать усилия для создания необходимой коалиции.