Война в Украине и ее последствия для ЕС

14 марта был опубликован следующий блог Верховного Представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности — Заместителя Председателя Европейской Комиссии Жозепа Борреля.

 

«Война Путина против Украины уже не только унесла тысячи жизней, но и нанесла всему миру серьезный экономический ущерб. Нам придется справляться — как внутри ЕС, так и за его пределами — с последствиями этого третьего за последние 15 лет асимметричного шока. Лидеры ЕС на неформальном саммите в Версале договорились укреплять экономическую устойчивость ЕС, кардинально сократить импорт энергоносителей из России и предпринять дальнейшие меры для существенного укрепления европейской обороны.

Начатая Владимиром Путиным война с Украиной уже повлекла значительные экономические последствия для России, где рубль обесценился наполовину, а инфляция подскочила. Московская фондовая биржа закрыта. Из страны ушли многие международные компании, например, Ikea, McDonalds, Visa и MasterCard. Ожидаемое сокращение российской экономики в этом году — не менее 15%. Ослабленная и изолированная, Россия рискует в будущем впасть в сильную зависимость от Китая.

 

Цена свободы и демократии

Однако значительные последствия наблюдаются и в Европе: цены на энергоносители и другие товары растут и, видимо, продолжат расти. Мы в ЕС должны принять тот факт, что такова цена за прекращение этой вопиющей неспровоцированной войны. От этого зависит будущее нашей безопасности и демократии. Это цена свободы.

Война в Украине — это третий, как говорят экономисты, асимметричный шок, переживаемый Европейским Союзом за последние двадцать лет: за финансово-экономическим кризисом 2008 года последовал кризис Еврозоны, а затем случилась пандемия COVID-19. Асимметричный шок — это внезапное изменение экономических условий, влияющее на страны ЕС в разной степени. В частности, война в Украине гораздо больше отражается на соседних с ней странах из-за притока беженцев и большой зависимости этих стран от российского газа.

Чтобы асимметричные шоки не ослабляли ЕС, нужно наращивать потенциал проявления солидарности с наиболее пострадавшими странами. Так мы сделали, хоть и медленно, после кризиса 2008—2009 годов. Так мы поступили, столкнувшись с экономическими последствиями пандемии COVID-19, — через совместные закупки вакцин и наш план NextGenerationEU. Так нужно поступить и сейчас. 

Последствия войны в Украине стали главной темой неформальной встречи лидеров стран ЕС в Версале. Главы государств и правительств договорились о скорейшем поэтапном сокращении зависимости от импорта российских нефти, газа и угля. Мы не можем продолжать “кормить” военную машину Владимира Путина энергетическим импортом. К концу марта Комиссия представит план обеспечения энергетической безопасности на предстоящий отопительный сезон, а к концу мая — детальный план REPowerEU, который призван устранить нашу зависимость от ввозимого из России ископаемого топлива.

В то же время главы государств и правительств на следующем заседании Европейского Совета 24—25 марта обсудят последствия роста цен на энергоносители для европейского населения и бизнеса. В частности, возможно, придется переосмыслить систему оптового ценообразования электроснабжения, которое на данный момент для всех видов генерации определяется ценами на газ, хотя доля газовой генерации как таковой невелика.  

Этот план предполагает множество важных внутренних последствий для ЕС, а также последствий для его внешней политики. Есть три способа сократить нашу зависимость от России: диверсификация поставок, энергоэффективность и ускорение развития возобновляемой энергетики. В части диверсификации нам нужно увеличить закупки сжиженного природного газа (СНГ) от таких поставщиков как США, Катар, Норвегия, африканские страны и проч.

Для этого, в частности, нужна инфраструктура для приема и переработки СПГ. Пока такие объекты распределены по Европе очень неравномерно: к примеру, их много в Испании, но почти нет в Германии и странах Центральной и Восточной Европы. Однако пока у нас недостаточно трубопроводов-коннекторов между Испанией и другими частями континента. Необходимо выстроить новую инфраструктуру и организовать распределение поставляемого СПГ. 

Кроме того, нужно сократить энергопотребление в ЕС, а следовательно, и нашу потребность в газе, а также нефти и угле, основным поставщиком которых для нас также является Россия. Иначе наши усилия по сокращению зависимости от России могут привести к резкому повышению платы за электроэнергию в ЕС в целом. При этом нужно не допустить простой замены одной чрезмерной внешней зависимости на другую.

Одновременно необходимо ускорить внедрение возобновляемых источников энергии: в 2020 году почти все страны ЕС перевыполнили поставленные в 2008 году целевые показатели по доле возобновляемых источников в энергетическом миксе, однако эта тенденция все еще нуждается в усилении. Для этого был принят план действий Fit for 55, предложенный Комиссией в прошлом году в поддержку выполнения принятых нами в Глазго обязательств по сокращению выбросов в окружающую среду. Реализацию плана нужно ускорить. 

Необходимость увеличения оборонных расходов

И наконец, эта война также заставит нас увеличить расходы на оборону. Тратить на нее нужно больше, но главное — лучше, т. е. сообща. Некоторые страны ЕС, например, Германия уже приняли новые важные меры в этой сфере, дополнительно выделив на оборону 100 млрд евро в 2022 году и заложив увеличение оборонного бюджета до более 2 % ВВП с 2024 года. И так нужно сделать всем, чей оборонный бюджет еще слишком низкий. Понятно, что такие решения в ситуации высокого государственного долга и нехватки государственных ресурсов всегда болезненны, но Владимир Путин явно не оставляет нам альтернатив.

С возвращением войны на европейскую землю все мы в Европе должны более активно принимать на себя ответственность за собственную безопасность. Подготовленный мной Стратегический компас, который мы сейчас адаптируем к новым обстоятельствам, должен быть принят Советом по иностранным делам 21 марта. Он заложит основы эффективного и слаженного применения дополнительных средств на уровне ЕС, будучи также полностью совместимым с НАТО. В рамках Европейского оборонного агентства мы также проанализируем структуру военных расходов и инвестиционные пробелы и предложим дополнительные инициативы по укреплению промышленно-технологической базы европейской обороны.

Прием беженцев

Кроме того, эта война уже стала причиной многократного увеличения потока беженцев в Европейский Союз. На момент написания этих строк наши границы пересекло уже более 2 млн человек, и в дальнейшие дни и недели эта цифра будет расти, пока Путин будет продолжать свою агрессию. Соседние с Украиной страны ЕС проявили высокую мобилизованность и солидарность в приеме беженцев. И мы помогаем наиболее сильно затронутым странам ЕС справляться с этим притоком, а в будущем необходимо будет сделать еще больше. Однако тема беженцев связана с более широким вопросом обновления общей политики в сфере миграции и предоставления убежища в ключе большей солидарности. Этот процесс начался в 2020 году, и его еще предстоит завершить.

Война в Украине также актуализировала необходимость предотвратить распространение этого конфликта на другие страны мира и найти решения для других кризисов. Мы уже давно ищем политическое решение для политико-гуманитарного кризиса в Венесуэле. Необходимо также снизить напряженность в Персидском заливе, что тесно связано с темой возобновления реализации СВПД — договоренности по иранской ядерной программе. Над этим вопросом мы интенсивно работаем много месяцев. Кроме того, необходимо внимательно отслеживать ситуацию на Западных Балканах и на Кавказе.

Негативное влияние на страны с формирующимся рынком и развивающиеся страны

Эта война будет иметь серьезные последствия для стран с формирующимся рынком и развивающихся стран, которые импортируют энергоносители. Они даже больше нас пострадают от роста цен на ископаемое топливо. И дело не только в энергетике. Значительным будет и влияние ситуации на рынки зерновых культур, пшеницы и кукурузы, подсолнечника и удобрений, крупными экспортерами которых являются Россия и Украина. Цены на сельскохозяйственное сырье уже высоки и, видимо, будут расти и дальше, создавая серьезные риски бедствий и политической нестабильности. 

В прошлом году мы видели, что пандемия COVID-19 экономически сильнее отразилась на развивающихся странах, чем на развитых. Нищета и голод вновь значительно выросли во всем мире. Война в Украине может дополнительно их усугубить, создавая риски крупных беспорядков из-за роста цен на продовольствие и энергию, как мы уже видели в аналогичных ситуациях в прошлом. Поэтому, несмотря на собственные трудности, нужно увеличить поддержку, оказываемую менее благополучным странам, которые больше всего страдают от косвенных эффектов этой войны, в том числе африканским и ближневосточным.

Своим вторжение в Украину Владимир Путин заставляет нас срочно переосмыслить многие элементы нашей внутренней организации и мировоззрения. Мы должны ответить на этот вызов, чтобы защитить свою безопасность и демократические ценности».

 

More blog posts by EU High Representative Josep Borrell

HR/VP box
HR/VP Josep Borrell cartoon

“A Window on the World” – by HR/VP Josep Borrell

Blog by Josep Borrell on his activities and European foreign policy. You can also find here interviews, op-eds, selected speeches and videos.